Перейти к содержанию

Иллюзии и галлюцинации

Иллюзии.

Представляют собой искаженное восприятие реально существующих объектов. Различают несколько видов иллюзорного восприятия объектов или явлений. Делятся по органам восприятия на зрительные, слуховые, обонятельные и осязательные.

Физические иллюзии – неправильное восприятие обусловлено физическими свойствами среды. Например ложка в стакане с водой на границе воздуха и воды кажется переломленной, широко известно явление миража.

Физиологические – их появление связано с психологическими особенностями процесса восприятия. Например, после остановки поезда, некоторое время продолжает казаться, что он все еще движется. Металлический шар ощущается более тяжелым, чем пластмассовый, при их объективно равном весе (проба Делоффа).

Появление иллюзий может зависеть от ожиданий, аффективного (эмоционального) состояния человека. Например, боязливый человек, идя ночью по пустынной улице, может принять силуэт дерева за фигуру человека. Известно, что при первой высадке на Луну, астронавт Амстронг чувствовал за собой слежку, которая была связана с его иллюзорным восприятием колебания антенн посадочного модуля.

Психические (патологические) иллюзии – в отличие от предыдущих разновидностей являются признаком психического расстройства. Их общими особенностями являются: психологическая непонятность, выпадение из контекста ситуации, в содержании выражаются болезненные переживания, отсутствует их критическая оценка. Основными разновидностями патологических иллюзий являются аффективные, вербальные иллюзии и парейдолии.

Аффективные иллюзии – возникают при выраженных эмоциональных состояниях (страхе, тревоге, экстазе). Помимо аффективного напряжения необходимы слабость раздражителя (слабость звуков, освещения) и признаки астении. Содержание данного вида патологических иллюзий чаще связано с ведущим аффектом. Встречаются на начальных этапах делирия, в структуре острых парафренных, параноидных синдромов и др.

Вербальные иллюзии – больной слышит вместо нейтральной речи речь иного содержания, которая относится, как правило, к нему (обычно угрожающего содержания). Необходимо отличать данный вид иллюзий от бреда толкования и отношения. При последних пациент слышит и пересказывает речь окружающих правильно, но понимает ее иначе, обнаруживает в ней иной смысл, подтекст, некие «намеки» в свой адрес. Вербальные иллюзии встречаются при начальных стадиях вербального галлюциноза, в структуре галлюцинаторно-параноидного синдрома.

Парейдолии – зрительные иллюзии фантастического содержания. Возникают вне зависимости от аффекта или воли больного. Разворачиваются на плоскости – например, при рассматривании рисунка обоев, ковра он «оживает», больному видятся изменчивые, переплетающиеся, фантастические пейзажи, лица людей и т.п. Фантастические сцены могут видеться в переплетениях веток, игре света и тени, облаках и т.п. Встречаются в начальных стадиях делирия, наркотических опьянениях, острой парафрении и др.

Галлюцинации — мнимые восприятия, восприятия без объекта. Вследствие нарушений психической деятельности “галлюцинант” (человек, переживающий галлюцинацию) “видит”, “слышит”, “ощущает” то, что в реальной действительности не существует. Возникновение галлюцинаций связано с общим расстройством психики, их конкретные проявления зависят от состояния сознания, мышления, интеллекта, эмоциональной сферы и внимания, от особенностей взаимоотношения галлюцинаций с личностью больного. Существует много подходов к классификации галлюцинаций (этиологический, феноменологический, динамический и др.), в практике чаще используется топический, рецепторно-локализационный принцип, согласно которому галлюцинации подразделяют, подобно иллюзиям, по органам чувств, а также на истинные и псевдогаллюцинации.

Истинные галлюцинации характеризуются внешней проекцией галлюцинаторного образа (проекция в окружающее пространство, «во вне»), они связаны с реальной, конкретной обстановкой, чувственно — крайне живые, яркие и обладают такой степенью объективной достоверности, что галлюцинант полностью отождествляет их с действительностью: галлюцинации так же естественны для больного, как и реальные вещи. Характерны также направленность на физическое «Я», телесность, предметность и поведенческие реакции.(их деление, признаки)

Псевдогаллюцинации, впервые описанные В.Х. Кандинским (1890), проецируются, в отличие от истинных, в субъективное пространство (внутри головы, в теле, «во внутрь»). Вне возможностей анализатора. Они лишены характера объективной реальности и мало связаны с окружающей обстановкой, воспринимаются больными как нечто чуждое их сознанию, психической деятельности. Псевдогаллюцинациям не свойственна чувственная яркость, живость; напротив, они сопровождаются ощущением насильственности, «сделанности», влияния извне, их отличает особый характер сравнительно с образами восприятия реально существующих объектов и явлений, «монотонность и тоскливость» (Кандинский), нет чувства собственной активности; П. направлены на психическое «Я», обнаруживают близость к «Я», к внутреннему миру. Больной обычно в бездействии.

Как правило, галлюцинации — симптом психического расстройства, хотя в отдельных случаях они могут возникнуть и у здоровых людей (внушенные в гипнозе, индуцированные) или при патологии органов зрения (катаракта, отслойка сетчатки и т.д.) и слуха. Критическое отношение во время галлюцинирования, как правило, отсутствует, очень важно учитывать объективные признаки галлюцинаций (изменения мимики, жестикуляции, поведения). Содержание галлюцинаций при этом крайне разнообразно.

Слуховые галлюцинации подразделяются на акоазмы (отдельные звуки, шорохи, шумы — неречевые) и фонемы или «голоса» — патологическое восприятие каких — то слов, фраз, разговоров, речи. Вербальные псевдогаллюцинации – «мысль в чувственной оболочке». Содержание может быть нейтральным по отношению к больному, комментирующим (констатирующим), индифферентным (информационным), угрожающим или хвалебным. Особую опасность для состояния больного и окружающих представляют императивные, «приказные», «повелительные» галлюцинации, когда «слышатся» приказы молчать, ударить или убить кого-то, нанести самоповреждение и т.д. При антагонистических (контрастирующих) галлюцинациях больной находится во власти двух «голосов» или двух групп «голосов» с противоречивым смыслом, эти «голоса» как бы спорят между собой и ведут борьбу за больного (при шизофрении). Музыкальные – алкогольные психозы, эпилепсия.

Зрительные галлюцинации могут быть элементарными (т.н. фотопсии — в виде мушек, искр, зигзагов) либо предметными («видение» различных не существующих в действительности животных (зоопсии), людей (антропоморфные), кинематографические и демономанические (при интоксикациях), микро-, макропсические (при органических поражениях ЦНС) или целых сцен (сюжет), панорамы  фантастического содержания), могут вызывать любопытство, либо тревогу, страх. Иногда больной что-то «видит» позади себя, вне поля зрения (экстракампинные галлюцинации – при шизофрении) или наблюдает свой собственный образ (аутоскопические галлюцинации — при тяжелой мозговой патологии). Свидетельствуют о более глубоком поражении, чем вербальные.

Тактильные галлюцинации выражаются в ощущении неприятного прикосновения к телу (термические галлюцинации), появления на теле влаги, жидкости (гигрические галлюцинации), ощущения схватывания (гаптические галлюцинации). Разновидностью тактильных галлюцинаций являются и висцеральные галлюцинации — ощущение присутствия в собственном теле животных, каких-то предметов, посторонних органов. Эротические тактильные галлюцинации.

Обонятельные и вкусовые галлюцинации подчас сложно отличить от иллюзий и бреда. Галлюцинаторные переживания такого рода характеризуются крайне неприятным содержанием («трупный, гнилостный запах», «омерзительный привкус»), они стойко удерживаются в различных реальных ситуациях. Дисморфомания – запах от тела, бред отравления – извне, бред Котара – изнутри. Вкусовые – могут быть внутри тела.

Галлюцинации общего чувства (интероцептивные) – инородные тела, живые существа, приборы. Отличие от сенестопатий – телесность, предметность. Бред одержимости.

О наличии галлюцинаций судят не только по тому, что больной сам о них рассказывает, но также по его внешнему виду и поведению. При слуховых галлюцинациях, особенно возникающих остро. Больной к чуму-то прислушивается, его мимика и пантомимика изменчивы и выразительны. При некоторых психозах, например, алкогольных, на словесное обращение врача к больному он может жестом или короткой фразой не мешать ему слушать. О наличие слуховых галлюцинаций может говорить факт сообщения больным окружающим лицам каких-либо необычных фактов, например, о начале войны. Очень часто при слуховых галлюцинациях больные стремятся выяснить источник (место) из которого доносятся «голоса». При галлюцинациях угрожающего содержания больные могут спасаться бегством, совершая импульсивные поступки – выпрыгнуть из окна, спрыгнуть с поезда, и.т.п., или, напротив, перейти к обороне, например, забаррикадироваться в том помещении, в котором они в данный момент находятся (ситуация осадного положения), оказывая упорное, подчас сопряженное с агрессией сопротивление, направленное против мнимых врагов или самих себя.  Некоторые больные, обычно с длительно существующими слуховыми галлюцинациями, затыкают ватой уши, прячутся под одеяло. Однако очень многие больные с длительно существующими слуховыми галлюцинациями ведут себя, особенно – на людях совершенно правильно. В ряде случаев некоторые из таких больных способны годами выполнять профессиональные обязанности, требующие значительного умственного и душевного напряжения приобретать новые специальные знания. Обычно речь идет о больных зрелого возраста, страдающих шизофренией.

При зрительных галлюцинациях, особенно сопровождаемых помрачением сознания, поведение больного всегда дезорганизуется в той или иной степени. Чаще больной становится неусидчивым, внезапно оборачивается, начинает пятиться, от чего-то отмахивается, что-то стряхивает с себя. Значительно реже появляется двигательная неподвижность или же двигательные реакции ограничиваются лишь изменчивой мимикой: страх, изумление, любопытство, сосредоточенность, восхищение, отчаяние и т.д., возникающее то обособленно, то сменяющие одно другое.

Особенно резко меняется поведение больных с интенсивными тактильными галлюцинациями. В острых случаях они ощупывают себя, что-то сбрасывают или стряхивают с тела или одежды, пытаются раздавить, снимают одежду. В ряде случаев больные начинают дезинфицировать окружающие их предметы: моют и гладят нательное или постельное белье, дезинфицируют различными способами пол и стены комнаты, в которой живут и т. д. Нередко они предпринимают ремонт своего помещения.

При обонятельных галлюцинациях больные зажимают или затыкают чем-либо нос.

При вкусовых галлюцинациях часты отказы от еды.

Опубликовано в рубрикеПсихиатрия

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.